Приход Шуки в Митхилу

Сута сказал:

Молвив эти слова отцу, поклонился Шука,

И сложив ладони, сказал, желающий уйти, многомудрый. (1)

Шука сказал:

Я прощаюсь с тобой, о обладатель великой доли, и последую твоим словам,

Видеху желаю увидеть я, охраняемую Джанакой. (2)

Без наказания обходясь, как царством может управлять Джанака?

Ведь по пути дхармы бы не следовал мир, если бы не было наказания. (3)

Для дхармы основанием наказание установлено Ману и другими мудрецами,

Так как же может он обходится без него, о отец, сомнение в этом великое у меня. (4)

«Моя мать — бесплодная женщина» — этому предложению подобны все твои рассказы о его деяниях,

Я прошу у тебя разрешения идти, о обладатель великой доли, и отправляюсь, о покоритель врагов. (5)

Сута сказал:

Увидев, что Шука хочет идти, сын Сатьявати,

Обняв его, сказал своему сыну мудрому, свободному от желаний. (6)

Вьяса сказал:

Благополучия тебе, о Шука, живи долго, о сын, о многомудрый,

Сказав мне слова, исполненные истины, ступай счастливо, о дорогой. (7)

Сходив туда, возвращайся в мой ашрам превосходный,

И больше никуда не ходи, о сын. (8)

Счастливо живу я, о сын, видя твое лотосоподобное лицо,

А не видя, погружаюсь в горе, ведь ты моя жизнь, о сын. (9)

Увидев Джанаку и рассеяв свое сомнение,

Сюда возвратившись, оставайся здесь, занимаясь изучением Вед. (10)

Произнеся эти слова, он поклонился благородному Вьясе и, совершив прадакшину,

Отправился в путь очень поспешно, как выпущенная из лука стрела. (11)

Видя по пути различные места и людей, копящих богатства,

Леса, деревья и поля с урожаем, (12)

Подвижников, предающихся аскезе, и посвященных, приносящих жертвы,

Йогов, упражняющихся в йоге, и ванапрастхов, обитающих в лесу, (13)

Видя шайвов , пашупатьев , сауров , шактов и вайшнавов ,

Следующих различным установлениям, шел мудрец, исполнившись чрезвычайного изумления. (14)

За два года Меру пересеча и Гималаи за один год,

Он, многомудрый, пришел в Митхилу. (15)

Он достиг Митхилы и увидел великое процветание,

И подданных царя Джанаки счастливых, ведущих добродетельный образ жизни. (16)

Страж у ворот остановил его и спросил: «Кто ты, сюда пришедший,

И что ты собираешься делать?», но Шука не ответил. (17)

Отойдя прочь от ворот города, он стал недвижимо,

И стоя, удивленный и улыбающийся, не произнес ни слова. (18)

Страж сказал:

Скажи, почему ты молчишь, о брахман, и ради чего ты пришел сюда?

Ведь не бывает движения без намерения что-либо сделать — таково мое мнение. (19)

Лишь по разрешению царя можно входить в этот город, о дваждырожденный,

А для того, чье происхождение и нрав неизвестны, нет в него входа никоим образом. (20)

Как лучший из знатоков Вед, брахман, исполненный мощи, выглядишь ты,

О происхождении и намерениях своих сообщи мне и ступай куда хочешь, о почтенный. (21)

Шука сказал:

Ради чего я пришел сюда, то ясно из слов твоих,

Город Видехи увидеть, но вход в него затруднителен. (22)

Это все неразумное заблуждение мое, пересекя две горы,

Царя увидеть желающий, странствуя, я пришел в Митхилу. (23)

Введен я в заблуждение своим собственным отцом, это его вина,

Или блуждаю я, о обладатель великой доли, под влиянием своей кармы на земле. (24)

Стремление к богатству является обыкновенной причиной странствий для человека,

Но нет у меня этого стремления, вследствие заблуждения я пришел сюда. (25)

У человека, лишенного стремлений, счастье постоянно, если он не привязывается к иллюзии,

А я, лишенный стремлений, о обладатель великой доли, погружен в этот океан иллюзии. (26)

Где Меру! И где Митхила! Пешком я прошел это огромное расстояние,

И каков результат моих странствий, обманут Творцом я. (27)

Прарабдха-карма должна всегда изживаться, будь-то она благая или неблагая,

И надо прилагать усилия, находясь в ее власти. (28)

Здесь не место паломничества и не место изучения Вед, то ради чего мое старание,

Является недоступным для меня в городе — царь, правитель Видехи. (29)

Сказав такие слова, умолк Шука и стал стоять, подобно молчальнику,

И страж понял, что он — мудрец и лучший из дваждырожденных. (30)

И сказал тот страж стоящему мудрецу:

«Ступай туда, где хочешь исполнить свое намерение, о лучший из дваждырожденных. (31)

Моя вина, о брахман, в том, что я не пускал тебя,

Ее прости мне, ведь сила освобожденных душ заключается в способности прощать». (32)

Шука сказал:

Разве есть в этом твоя вина, о страж, ведь ты зависим от другого,

А работу, указанную господином, должен исполнять слуга. (33)

И не вина царя в том, что ты не пустил меня,

Потому что мудрые цари должны распознавать врагов и воров среди чужеземцев. (34)

Это мой грех в том, что я пришел,

Ведь хождение по чужим домам есть свидетельство легкомыслия. (35)

Страж сказал:

Что есть счастье, о дваждырожденный, и что есть горе, и что должен делать желающий блага,

Кто является врагом, а кто — благодетелем, это расскажи мне сейчас. (36)

Шука сказал:

Двойственность пребывает во всех мирах, и есть два вида людей:

Страстный и свободный от страстей, и умы их опять бывают двух видов. (37)

Свободные от страстей люди бывают двух видов: знающие, незнающие и средние,

А страстные люди, сказано, двух видов: глупые и хитрые. (38)

Хитрость, сказано, имеет два вида: основанная на Шастрах и проистекающая из ума,

И ум бывает двух видов: привязанный к миру и непривязанный. (39)

Страж сказал:

Я не понимаю смысла того, что ты сказал, о лучший из дваждырожденных,

Значение всего того подробно раскрой, о лучший. (40)

Шука сказал:

Страстный, тот, кто вовлечен в мирскую жизнь, именуется страстным определенно,

И многообразные наслаждения и страдания испытываются им. (41)

Богатство заполучив, сыновей, жен, почет и победу, он испытывает наслаждение,

А не получив этого, он каждый миг испытывает тяжелое страдание. (42)

Такой человек ищет средства к достижению наслаждений,

И кто чинит препятствия ему на пути к наслаждениям, определяется как враг. (43)

А предоставляющий наслаждения для связанного страстью является другом,

Хитрый не бывает сбит с толку ими, в то время как глупый бывает обманут повсюду. (44)

Для отрешенного, погруженного в себя счастье — это жизнь в уединенном месте,

Созерцание Атмана и изучение Веданты. (45)

Страдание для него — это любое упоминание о мирских делах,

И у того, мудрого, желающего блага, враги многочисленны. (46)

Страсть, гнев, опъянение и прочие — таковы его разнообразные враги,

А друг его единственный — удовлетворенность, и нет другого в трех мирах. (47)

Сута сказал:

Услышав его слова и признав в нем мудрого дваждырожденного,

Страж ввел его в тот сокрытый город прекрасный. (48)

Увидев город, населенный людьми трех видов ,

Занятыми куплей и продажей, с лавками, заваленными разнообразными товарами, (49)

Наполненный примерами страсти, ненависти, вожделения, жадности и заблуждения,

С людьми, занятыми спорами, полный богатств, обширный. (50)

Наблюдая за тремя видами людей, он отправился к царскому дворцу

И достиг его, сверкающий, как второе Солнце. (51)

Там он был остановлен стражем, и встал у ворот

Недвижимо, как чурбан, размышляя об освобождении. (52)

На прохладу в тени и на жару взирающий одинаково, великий подвижник,

Он, погрузившись в созерцание, в одиночестве стоял недвижимо. (53)

Через мгновение к нему, сложивши ладони, вышел советник царя

И ввел его во вторую часть царского дворца. (54)

Советник показал там сад, состоящий из прекрасных божественных деревьев,

Усыпанных цветами, и оказал гостю должный прием. (55)

Гетеры там были, состоящие на службе у царя ,

Искусные в пении и музыке и опытные в искусстве любви . (56)

Поручив Шуку их заботам, лучший из придворных

Вышел из того дворца, а сын Вьясы остался. (57)

Оказали ему почет с великой преданностью те женщины согласно предписанию,

И приготовленной ими соответствующей времени и месту пищей он был доволен. (58)

Затем те женщины, живущие во внутренних покоях дворца,

Показали сад ему прекрасный, охваченные страстью. (59)

Он был молод, прекрасен, прелестен, обладал нежным голосом и вид его радовал ум,

Поэтому, увидев его, подобному второму Каме, все они сошли с ума от любви к нему. (60)

Считая его мудрецом, управляющим своими чувствами, все они прислуживали ему,

А он, рожденный из дощечек для добывания огня, обладающий чистой душой, относился к ним, как к своей матери. (61)

Радующийся в себе, обуздавший свой гнев, он не веселился и не печалился,

И видя, что они возбуждены страстью, он оставался спокоен. (62)

Ему ложе прекрасное, хорошо убранное, приготовили женщины,

Застланное чистой простыней со многими подушками. (63)

Шука совершил омовение ног, и с кольцом на пальце из травы куша, сосредоточенный,

Проводя последнюю сандхью, погрузился в созерцание. (64)

Одну стражу ночи он пребывал в созерцании и заснул после этого,

И поспя две стражи, встал затем Шука. (65)

И последнюю стражу ночи в созерцании он пребывал,

А утром совершил омовение и предписанные обряды и снова сел, сосредоточившись. (66)

Так заканчивается в первой книге махапураны Девибхагавата семнадцатая глава, называющаяся «Приход Шуки в Митхилу». 

Posted in Девибхагавата Пурана.