Как были спасены шарнгаки

Джанамеджая сказал:

— Почему во время пожара Агни не спалил шарнгаков?  Расскажи мне об этом, о брахман, прямо сейчас. Ты объяснил мне, о брахман, почему огонь пощадил Ашвасену и данаву Майю, но ничего не сказал о шарнгаках.  Меня удивляет, почему они не погибли [как и все другие]. Я хочу знать, как они уцелели, когда Агни, бог огня, опустошал все кругом.

Шри Вайшампаяна ответил:

— Хотя пожар и достиг самого разгара, он так и не спалил шарнгаков, о Бхарата, и сейчас я подробно расскажу тебе, как и почему они были пощажены.

Жил некогда подвижник, непреклонный в соблюдении своих обетов, наилучший среди всех, кто знает священный закон. Этого святого, высокоученого провидца звали Мандапала, он следовал путем, который нередко избирают святые, блюдущие обет безбрачия:подпитывал свой мозг семенной жидкостью ради духовного обогащения. Он был весьма учен, суров в своем подвижничестве, высоко чтил Добро и, полностью укротив свои чувства, мог беспрепятственно следовать своим благородным убеждениям.

Достигнув высших успехов в подвижничестве, он смог освободиться от своей бренной плоти, о Бхарата, и отправился на Питрилоку, планету предков, но так и не получил желаемых плодов. Осознав, что, хотя силой своего подвижничества он и мог возноситься надругие планеты, но так и не получил желаемых плодов, в присутствии Ямараджи он спросли у небесных обитателей:

— Хотя своим суровым подвижничеством я честно обрел право вознесения на эти планеты, они остаются как будто скрытыми от меня. Что-то в моем религиозном служении, видимо, было не так, если за свой труд я не получил ожидаемой награды. Я попытаюсьустранить все недостатки, то, из-за чего эти планеты, невзирая на мое подвижничество, остаются как бы скрытыми от меня.  Скажите мне, в чем эти недостатки, о небожители.

Полубоги ответили:

— Каждый человек от рождения имеет свои обязанности, о брахман. Вот эти обязанности: свершать священные обряды, соблюдать обет безбрачия как брахмачари и наконец произвести на свет потомство. Весь долг [с которым рождается человек] оплачивается жертвоприношениями, подвижничеством и рождением потомства. Ты вел суровую жизнь подвижника, придерживающегося обета безбрачия, свершал жертвоприношения, но у тебя нет потомства. Этого-то тебе недостает, именно поэтому планеты, куда тыможешь возноситься, остаются скрытыми от тебя. Обзаведись потомством, тогда ты и сможешь наслаждаться пребыванием в этих нетленных мирах. О мудрец, сын спасает своего отца от ада, называемого Пут, поэтому его и зовут «путрой,» спасающим от ада. О лучший из брахманов, ты должен произвести на свет сына, который увековечил бы твой род.

Вайшампаяна сказал:

Эти слова небожителей погрузили мудреца Мандапалу в глубокое раздумье. «Каким образом можно быстро и в достаточном количестве обзавестись потомством?» — размышлял он. Поразмыслив, он вспомнил, что многочисленным потомством обладают птицы. Поэтому,преобразившись в самца шарнгака, он подобрал себе молодую самку по имени Джарита, и они зачали четырех сыновей, которые должны были стать учеными знатоками Вед. Покуда они еще не вылупились из яиц, мудрец оставил своих детей в лесу и устремился вслед за самочкой по имени Лапита. После того, как великий мудрец полетел вслед за Лапитой, о Бхарата, Джарита постоянно беспокоилась за своих еще не родившихся птенцов.  Мандапала не должен был покидать своих сыновей еще не родившимися.Хотя и в глубоком огорчении, их мать Джарита, разумеется, не покинула их, и когда они родились, любящая мать делала все возможное для поддержания их жизни, о царь, продолжая пребывать в обреченном на гибель лесу Кхандава.

Порхая среди деревьев вместе с Лапитой, мудрец понял, что лес скоро станет добычей бога огня, Агни. Зная, какова цель бога огня, и имея все основания полагать, что и его дети будут застигнуты пожаром, ученый мудрец-брахман в страхе вознес молитвенные славословия священному Огню, властителю мира, доверив своих сыновей его милосердию.

Мандапала сказал:

— О Агни, ты являешься [общим] ртом всех богов, ибо именно ты принимаешь священные приношения. О Агни, ты тайно обитаешь во всех существах. Мудрые говорят о тебе как о едином, и еще говорят о тебе, как о трехликом и восьмиликом, это ты, по их мнению,приемлешь жертвы. И это ты Агни сотворил мир, — так говорят возвышенные духом мудрецы. О священный Огонь, исчезни ты — и вселенная тут же перестанет существовать. Только принеся тебе дань почитания, брахманы вместе со своими женами и детьми отправляются в ту вечную обитель, пребывание в которой они заслужили своими добрыми делами.

Ученые сравнивают тебя с дождевой тучей, что висит в небе, изрыгая молнии. От тебя, Агни, берет начало огонь, спаляющий все существа.  Велико твое сверкающее великолепие, о священный Огонь, ведь это тобой сотворена вся вселенная, ты устроитель всехдел, создатель всех существ, движущихся и недвижущихся. Ты направил первозданные воды по [извечному] их пути. В тебе заключены все миры. В тебе, как это и предопределено, обретаются приношения богам и предкам.

О Агни, ты и [всеистребляющий] огонь, ты и хранитель [мира],ты провидец Брихаспати, близнецы Ашвины, божественный повелитель дружбы, Луна и Ветер.

Вайшампаяна сказал:

О царь, польщенный этими словословиями блистательного мудреца Мандапалы, Огонь сказал ему:

— Чем я могу порадовать тебя?

Почтительно сложив ладони, Мандапала ответил священному Огню:

— Когда ты будешь сжигать лес Кхандава, пощади моих сыновей.

— Да будет так! — пообещал повелитель огня, и в этот самый миг он пошел в лес Кхандава, намереваясь спалить его.

Шри Вайшампаяна продолжил:

Увидев, что в лесу запылал огонь, шарнгаки были очень удручены и обеспокоены. Велик был и их ужас, ибо они не могли найти никакого прибежища.  Видя, что ее малыши в такой опасности, боясь за них, о царь, Джарита громко запричитала:

— Ужасный огонь приближается, сжигая все убежища, воспламеняя все вокруг, все более и более усугубляя мое горе. Мои малыши взывают ко мне, ибо не знают, что делать. У них даже еще не отросли перья и лапки, они [заветная] надежда наших предков, аужасный огонь все приближается и приближается. Он уже лижет и пожирает ближние деревья. Может быть, я и могла бы улететь, но мои сыновья еще слишком слабы, чтобы последовать за мной, а у меня недостаточно сил, чтобы унести их. О как трепещет моесердечко! Кого из сыновей я могла бы оставить, кого взять с собой? Что же мне делать? Как поступить?  Дорогие сыновья, может быть, вы подскажете мне? Я все думаю, как мне спасти вас, но ничего не могу придумать. Остается одно: прикрыть вас своимтелом и отдать свою жизнь вместе с вами.

«Джаритари — наш старший сын, и конечно же, именно от него зависит продолжение рода. Сарисриква также мог бы стать продолжателем рода, на благо нашим предкам. Стамбамитра будет свершать подвижничество, а Дрона станет отменным знатоком Вед», — таксказал ваш жестокий отец, перед тем как исчезнуть. Если я все-таки улечу, кого мне взять с собой, а кого обречь на великое несчастье? Каков мой долг? Как мне следует поступить в этом случае?

В полном отчаянии она не могла придумать никакого способа спасти своих сыновей, только продолжала жалобно причитать, покуда ее дети, маленькие шарнгаки, не сказали матери:

— Дорогая матушка, перестань отчаиваться и улетай прочь от огня. Если мы и погибнем, это не такая большая беда, ибо ты сможешь родить других сыновей, но если погибнешь ты, матушка, мы слишком малы, чтобы выжить, и стать продолжателями рода. Всущности у тебя нет никакого выбора, матушка, ты должна поступить так, как лучше всего для семьи, не упусти же последней возможности. Твоя любовь к нам не должна погубить всю семью. Отец родил нас для того, чтобы он мог достичь высоких планет, этоего стремление не должно остаться всуе.

Джарита сказала:

— Под этим деревом есть мышиная норка. Спрячьтесь в ней побыстрее, чтобы огонь не причинил вам вреда. А я, мои сыновья, замажу вход в эту норку грязью. Я думаю, что это единственный способ спастись от бушующего огня. Когда пожар закончится, явозвращусь и расчищу вход в норку. Разве это не выход?

Шарнгаки ответили:

— Мы совсем еще слабенькие, у нас даже не отросли перья.  Нас может сожрать любая плотоядная крыса. Эта опасность настолько велика, что мы не смогли бы жить в норе. Сможем ли мы таким способом спастись от огня?  Сможем ли спастись от крыс? Так илииначе мы должны погибнуть, и уж если приходится выбирать, лучше погибнуть от огня, чем от зубов крысы. Нет более отвратительной смерти, чем быть съеденным заживо крысой в норе. Ученые предписывают предавать свою плоть сожжению.

Джарита сказала:

— В этой норе жила маленькая мышка, когда она вышла наружу, ее закогтил и унес ястреб. В этой норе вам ничто не угрожает.

Шарнгаки сказали:

— Каким образом мы можем удостовериться, что ястреб в самом деле унес мышь? В норе могут оказаться и другие опасные обитатели. Кроме того, мы сомневаемся, что пожар достигнет этой части леса, ибо ветер стихает.  Возможная смерть все жепредпочтительней, матушка, чем неминуемая. Взлетай же в небо, у тебя еще будут другие прекрасные дети.

Джарита сказала:

— Я сама, своими глазами, видела, как ястреб, спустившись, схватил мышь и унес ее. И когда этот ястреб улетел прочь, я быстро последовала за ним, благословляя его за то, что он унес мышь. «О царь ястребов, — воскликнула я, — ты спас нас от нашеговрага, а теперь продолжаешь свой путь по воздуху. Да будет твое оперенье золотым и да будешь ты летать по небу, не зная никаких врагов».

И когда голодный ястреб сожрал мышь, я с его дозволения вернулась домой. Забирайтесь же спокойно в норку, мои сыновья; там вам ничто не угрожает. Ястреб унес мышь у меня на глазах, тут не может быть никаких сомнений.

Шарнгаки сказали:

— Мы все еще не уверены, матушка, что мышь в самом деле была похищена из норы; и покуда мы окончательно не уверимся в этом, мы не станем искать там убежища.

Джарита сказала:

— Но я-то совершенно уверена, что ястреб похитил мышь.  Повторяю, вам ничто не угрожает, поступите же, как я вам сказала

Шарнгаки сказали:

— Ты не сможешь рассеять наш сильный страх, прибегая к подобным уловкам. Отчаяние — плохой советчик.

[За свою короткую жизнь] мы не сделали тебе никакого добра, ты даже не знаешь, кто мы в сущности такие. И кто такая ты, готовая из любви и чувства долга пойти ради нас на тягчайшие муки? Кто мы для тебя? Ты так молода и хороша собой, что вполнеможешь удовлетворить желания своего мужа.  Отправляйся же к своему мужу, и у тебя будут другие прекрасные дети. Мы же, вступив в огонь, наверняка сможем достичь миров, где обитают благословенные. А если пожар пощадит нас, ты сможешь вернуться обратно.

Шри Вайшампаяна сказал:

Оставив своих птенцов в лесу Кхандава, их мать быстро перелетела в безопасное место, куда еще не достигло пламя. Но тут бушующее пламя с его острыми жгучими языками поползло прямо к маленьким шарнгакам, сыновьям мудреца Мандапалы. Увидев пламя,неистовствующее во всей его мощи, старший птенец Джаритари сказал своим братьям так, чтобы Огонь мог его слышать.

Джаритари сказал:

— Мудрец предчувствует бе’ды, и когда наступают трудные времена, никогда не падает духом. Глупец, однако, не предчувствует бед, покуда они не затронут его самого, и когда приходят трудные времена, испытывает сильное потрясение и ничего не понимает.

Сарисриква сказал:

— Ты рассудителен и мудр, ибо нам угрожает смертельная опасность. Немного на свете встречается тех, кто истинно отважен и учен.

Стамбамитра сказал:

— Только старший сын может быть истинным спасителем [семьи] от бед. Если старший в смятении, то младшие и подавно.

Дрона сказал:

— К нам быстро приближается Агни, золотое семя огня. Он подползает к нам, слизывая все кругом своими семью языками.

Шри Вайшампаяна сказал:

Выслушав своих братьев, Джаритари смиренно сложил ладони. А теперь послушай, о царь, как он смог удовлетворить могучий огонь.

Джаритари сказал:

— Ты душа ветра, ты его очищающая сила, ты плоть всех растущих зеленых существ. О Огонь, вода — твой источник, [и в то же время] ты источник воды. Твои пламена, о могучий, взвиваются ввысь, опускаются и пробиваются по сторонам, подобно всеохватнымлучам солнца.

Сарисриква сказал:

— Наша мать, спасая свою жизнь, улетела, и мы не знаем отца. У нас даже еще не отросли крылья, если кто-нибудь и может спасти нас, то это только ты, Огонь. Поэтому именно ты, несравненный герой, должен быть нашим защитником. О Огонь, в своемблагожелательном обличии, которому придают красоту семь высовывающихся языков, защити нас! [Глубоко] почитая тебя, мы прибегаем к твоему заступничеству. Ты священен, ибо приемлешь приношения для Верховного Господа, только благодаря тебеподвижничество мудрецов становится приношением Господу. Ты помогаешь нам переваривать [съеденную] пищу и тем самым даруешь силу всем наших чувствам. О господин, позаботься о нас, ибо мы совсем еще маленькие мудрецы. Твой долг — относить приношенияГосподу, а наш долг — приносить их, поэтому обойди нас стороной.

Стамбамитра сказал:

— О Огонь, на тебе зиждется вся вселенная, ибо ты поддерживаешь жизнь всех сущих. Ты поддерживаешь жизнь всего мира, поэтому ты заключаешь в себе все. Ты, Огонь, относишь религиозные приношения Господу, и сам ты являешься наиболее ценным приношением.Хотя ты и един, мудрые почитают тебя по-разному.

Как источник зрения, ты являешь [нам] все три мира, но когда наступает срок, ты пожираешь эти миры своим жарким пламенем. Ты источник тепла, поэтому ты способствуешь рождению. Ты служишь основанием для всего живого мира.  Обитая внутри воплощенныхдуш, о повелитель мира, ты процветаешь, сжигая поедаемую ими пищу, поэтому от тебя зависит все сущее.

Дрона сказал:

— О священный Огонь, ты содержишь в себе жар солнца; ты вбираешь в себя все воды земли и все соки земли, а когда приходит время созидания, ты возвращаешь их в виде дождя, даруя пропитание всем живущим, о лучезарный!

О светозарный, ты облачаешь в зелень все травы и лозы, ты создаешь и лотосовые пруды и великие океаны. Наше обиталище, о сверкающий острыми лучами, посвящено повелителю вод — Варуне, поэтому ты не должен его поглотить. Не губи же нас, будь нашимблагосклонным спасителем. О желтоглазый, красношеий, пожирающий приношения Огонь, оставляющий за собой черную тропу, пройди мимо и пощади нас, как ты щадишь дома на берегу океана.

Шри Вайшампаяна сказал:

Священный Огонь был доволен этими словами Дроны, который никогда никому не чинил обид, и помня о своем обещании Мандапале, он сказал Дроне:

— Ты истый мудрец, Дрона, твоими устами говорит сама духовная мудрость. Я поступлю, как ты хочешь, тебе нечего бояться. В свое время Мандапала доверил вас всех моему попечению, сказав: «Ты должен пощадить моих маленьких сыновей, когда будешь сжигатьлес». Я выслушал с уважением и его и твои слова. Скажи мне, чем я могу тебе помочь. О могучий брахман, ты очень порадовал меня своей молитвой. Да будешь ты благословен!

Дрона сказал:

— О Огонь, эти коты вечно охотятся за нами, угрожая нашей жизни. О Священный Огонь, схвати же их и их родственников своими беспощадными зубами.

Шри Вайшампаяна сказал:

Огонь выполнил его желание, о Джанамеджая, и, простившись с шарнгаками, пылая, снова принялся сжигать лес Кхандава.

Шри Вайшампаяна сказал:

Мой дорогой Кауравья, меж тем Мандапала продолжал беспокоиться за своих сыновей. Хотя в ответ на его мольбы бог огня и обещал [спасти его сыновей], он все же продолжал думать: «Остановится ли Огонь? Не сожжет ли их?» Постоянно тревожась за сыновей,он сказал Лапите:

— Мои малыши даже не могут еще летать, Лапита. Когда священный огонь, раздуваемый ветром, заполыхает по всему лесу, моим детям не будет спасения. И мать, конечно, не сможет им помочь. Видя свою беспомощность, она сильно загорюет. В горькой тревоге засудьбу моих беззащитных, еще не умеющих ни летать, ни бегать, сыновей, она будет с отчаянными криками метаться вокруг. Что же будет с моим сыном Джаритари, что будет с моим Саришриквой, со Стамбамитрой и Дроной и их бедной страдающей матерью?

Слушая печальные сетования мудреца Мандапалы, о Бхарата, ощутив ревность, Лапита сказала ему:

— Тебе незачем тревожиться о своих сыновьях. Ты же сам сказал, что все они блистательные могущественные мудрецы, которые могут не опасаться огня. К тому же в моем присутствии ты поручил их попечению бога огня, и этот великий муж обещал пощадить их.Огонь — один из правителей мира, и он никогда не осквернит уста ложью. Твои сыновья вполне могут позаботиться о себе сами. Да и не о них ты тревожишься. На самом деле ты тревожишься об этой женщине, которая является моей соперницей. Я знаю, что тылюбишь меня не так сильно, как когда-то любил ее. Даже если мужчина полюбит другую и перестает заботиться о своей семье, он все же не упустит случая помочь им при возможности. Отправляйся же к своей Джарите, за которую ты так беспокоишься. А я побудупокуда одна, как все жены, имеющие плохих мужей.

Мандапала сказал:

— Я вовсе не лицедействую, как ты воображаешь. Я думаю о своем потомстве, которое сейчас в беде. Мир осуждает глупцов, которые отрекаются от своего истинного богатства, но продолжают ждать прибытка в будущем. Поступай, как хочешь. Огонь, полыхая, лижет деревья снизу доверху, и в моем сердце — тревога и боль.

Шри Вайшампаяна сказал:

Когда огонь миновал тот участок леса, где находились сыновья Мандапалы, Джарита торопливо полетела туда, готовая позаботиться о них. Увидев, что они все целы и невредимы, пощаженные огнем, бедная мать взволнованно защебетала, глядя на это невероятное зрелище. Вновь и вновь, продолжая плакать, подлетала она к своим сыновьям.

И тут как раз появился Мандапала, о Бхарата, но ни один из сыновей не стал его приветствовать. Хотя он вновь и вновь обеспокоенно обращался к ним и к Джарите, никто из них не проронил ни слова, ни хорошего, ни худого.

Мандапала сказал:

— Кто мой старший сын и кто второй? Кто мой третий сын и кто самый младший? Я говорю с вами с такой болью в сердце, почему же вы не отвечаете? С тех пор, как я покинул вас перед пожаром, я не нахожу себе покоя.

Джарита сказала:

— На что тебе нужен старший сын? На что нужен второй? На что нужны третий и самый младший, отшельник. Ты отверг меня, когда я была в совершенно беспомощном состоянии, и ушел. Возвращайся лучше к своей Лапите.  Возвращайся к своей молодухе с милой улыбкой.

Мандапала сказал:

— Если не считать измены, ничто так пагубно не сказывается на репутации женщины, как ревность. Весь мир слышал об Арундхати, преданнейшей и благороднейшей женщине, которая потеряла всякую веру в своего мужа Васиштху, хотя он и был чистым и возвышенным духом мудрецом, всегда всемерно заботившемся о ее благополучии и счастье. Но невзирая на то, что он один из семи небесных мудрецов, отважнейший мыслитель, она изменила свое мнение о нем к худшему, и в этом своем презрении стала походить на подернутый [темной] дымкой алый закат. Иногда она видима, иногда невидима, но как бы то ни было она являет собой непривлекательное зрелище, некое странное предзнаменование.

Ты вышла за меня замуж, чтобы породить потомство, но теперь ты меня отвергаешь, хотя некогда я и был для тебя желанным мужем, поэтому тебя постигнет та же участь, что и Арундхати. Мужья не могут доверять своим женам, ибо после рождения детей даже целомудренные женщины забывают о своих обязанностях по отношению к мужьям.

Шри Вайшампаяна сказал:

После этих его слов, мой дорогой царь, все сыновья приветствовали и почтили его надлежащим образом, и он стал утешать и успокаивать своих родных детей.

Мандапала сказал:

— Я попросил бога огня, чтобы он не губил вас, и тот согласился и дал обещание. Зная о его обещании, о том, как развито чувство долга у вашей матери и о вашей необыкновенной отваге, я не спешил с возвращением. Вам не следовало опасаться гибели, мои сыновья, ибо даже бог огня воздает должное ученым мудрецам, а вы все постигли ведическую мудрость.

Шри Вайшампаяна сказал:

Утешив своих сыновей, вместе с ними и женой, о Бхарата, Мандапала отправился в другую страну.

Жарко-лучистый повелитель огня вместе с Кришной и Арджуной довершил сожжение леса Кхандава, освободив таким образом весь мир от [испытываемого им] страха. Поглотив большие груды костного мозга и сала, огонь очистил пепелище. Полностью удовлетворенный, он открыл свой лик Арджуне.

Тут из срединного пространства, окруженный богами ветра — марутами, спустился властитель небожителей Индра и сказал Арджуне и Шри Кришне:

— Вы оба свершили многотрудный подвиг, который едва ли могли бы свершить даже бессмертные боги. В глубоком удовлетворении я хочу щедро одарить вас за это. Выбирайте себе любой дар, даже если он труднодостижим и лежит за пределами человеческого мира.

Арджуна попросил у Индры всевозможные виды оружия, и Громовержец назначил срок, когда Арджуна сможет получить все им просимое.

Настанет день, Пандава, когда, глубоко удовлетворенный, могучий бог Шива подарит тебе все это оружие, только я знаю, когда настанет этот день, о дитя Куру, и, памятуя о твоем великом подвиге, я позабочусь, чтобы ты получил все, чего просишь. Ты получишь все виды огненного оружия, все виды ветряного оружия и все мое оружие, о Покоритель Богатств.

Господь Кришна в качестве дара себе выбрал вечную верную дружбу со Своим преданным слугой Арджуной, и царь богов с радостью даровал Ему этот дар. Исполнив желания обоих героев, довольный тем, как все сложилось, Господь Индра простился с Огнем и возвратился с богами в свое небесное обиталище.

Бог огня был также вполне удовлетворен, ибо он испепелял лес с его обреченными на гибель птицами и зверями в течение пяти дней и еще одного дня, и теперь мог отдохнуть. Очистив мир от плоти и костного мозга всех этих обреченных на гибель существ, преисполнившись величайшей радости, Огонь сказал Господу Кришне и Арджуне:

— Вы оба, лучшие из всех Личностей, исполнили все мои желания. Больше я не стану задерживать вас. Вы истинные герои и можете отправиться, куда пожелаете.

После того как достославный Огонь произнес эти прощальные слова, Арджуна, Шри Кришна и мистический данава по имени Майя обошли бога слева направо, о царь Бхаратов, а затем все вместе не спеша уселись на берегу реки; место это было просто чудесное.

Posted in Махабхарата.