Кауравы обсуждают неожиданное появление Пандавов

Шри Вайшампаяна сказал:

Лазутчики и соглядатаи сообщили властителям мира, что Пандавы отнюдь не мертвы и что именно они завоевали руку дивно прекрасной Драупади. [По их доносам] натянул невероятно тугой лук и поразил трудную для попадания мишень великий духом Арджуна, славнейший из лучников. Не вызывало никаких сомнений и то, что могучим мужем, который поднял, а затем развертел в воздухе Шалью, царя мадров, и который наводил на всех ужас, яростно размахивая [вырванным с корнями] деревом на арене, — был Бхимасена, одним ужасным взмахом руки побивающий целое скопище врагов. Узнав, что сыновья царя Панду совершили все это, переодетые брахманами, повелители рода человеческого были в сильнейшем изумлении. Они слышали, что Кунти и ее сыновья сгорели заживо в смоляном доме, и теперь у них было такое ощущение, будто Пандавы восстали из мертвых. Браня и проклиная Бхишму и царя Куру — Дхритараштру — за их злодейство, осуществленное на самом деле Пурочаной по велению Дурьодханы, по окончании сваямвары, разъезжаясь по домам, цари уже знали, что Кришна выбрала переодетых Пандавов.

Увидев, что Драупади выбрала мужем Арджуну, которого узнали по его чисто белым коням, царь Дурьодхана был сильно огорчен; в таком настроении он и возвратился домой вместе со своими братьями: Ашваттхамой, Шакуни, Карной и Крипой. Духшасана чувствовал себя посрамленным неудачей, которую потерпели враги Пандавов, и тихо шепнул Дурьодхане:

— Не переоденься Арджуна брахманом, он никогда бы не заполучил Драупади. По правде говоря, царь, никто не знал, что этот был повелитель богатств — Арджуна. Я думаю, что на все воля Бога, сами по себе усилия людей ни к чему не приводят. Наше мужество и сила оказались ни к чему, дорогой брат, ибо награда похищена Пандавами.

Так беседуя, упрекая во всем Пурочану, в смятении и удручении, они вошли в город Хастинапур. После того, как могучие сыновья Притхи спаслись от неистовствующего огня и сочетались браком с Драупади, видя, что их зловещий заговор провалился, Кауравы испытывали сильный страх перед возмездием. Их также беспокоили Дхриштадьюмна, рожденный, чтобы убить Дрону, и Шикханди, полная решимости убить Бхишму, а также и другие сыновья, ибо все эти воины в совершенстве знали искусство войны.

Видура Кшатта был приятно удивлен, узнав, что Драупади выбрала Пандавов, о царь, и что сыны Дхритараштры вернулись домой в смятении, их гордости был нанесен сильный удар. Он сказал своему старшему брату Дхритараштре:

— Слава Богу, династия Куру будет расти и процветать.

Услышав от Видуры эту новость, о Бхарата, Дхритараштра, сын Вичитравирьи, возрадовавшись, воскликнул:

— Хвала Небесам! Хвала Небесам!

Слепой царь, хотя и обладавший оком мудрости, ошибочно подумал, что молодая Драупади выбрала его старшего сына Дурьодхану. Дхритараштра тут же повелел, чтобы Драупади была щедро одарена драгоценностями, а Дурьодхане приказал передать:

— Сейчас же приведи ко мне мою новую сноху Кришну.

И вот тогда Видура объяснил ему, что на самом деле Драупади выбрала Пандавов и что все эти герои не только спаслись от пожара, но живы и здоровы; более того, теперь, когда Друпада с почетом принял их в свою семью, они обрели много могущественных союзников.

Дхритараштра сказал:

— Я люблю сыновей Панду так же, как и он, и даже еще сильнее. Видура, Куру повезло еще больше, чем я полагал, ибо доблестные Пандавы живы и невредимы и к тому же обрели могущественных друзей. Вполне естественно, что любой царь, лишившийся богатства и стремящийся к процветанию, захочет завоевать дружбу Друпады и его приближенных.

Шри Вайшампаяна сказал:

Услышав эти слова Дхритараштры, Видура ответил:

— О царь, надеюсь, ты пребудешь в этом убеждении сто осеней!

Затем Дхритараштру, о царь, пришли повидать Дурьодхана и Карна, сын Радхи.

— Мы не можем говорить с тобой в присутствии Видуры, — сказали они. — Мы должны поговорить с тобой наедине.

[Дождавшись ухода Видуры, Дурьодхана сказал: ]

— Чего он хотел от тебя? Неужто ты полагаешь, отец, что успех твоих соперников — твой собственный успех? Ты высоко превозносишь их в присутствии Видуры, о благородный человек, тогда как наш истинный долг повелевает совсем другое. Отныне ты, мой безупречный царь, будешь действовать совсем иначе, ибо мы должны постоянно подтачивать их силы. Пришло время для нас всех всерьез обдумать то, что мы хотим совершить, чтобы они не проглотили нас целиком вместе с нашими детьми, друзьями и войсками.

Дхритараштра сказал:

— Как и вы все, я также сильно обеспокоен, но я не хочу открывать свои истинные чувства Видуре, поэтому в его присутствии я особенно стараюсь превозносить достоинства Пандавов, чтобы Видура не догадался о моих подлинных намерениях по моим словам и выражению [лица]. Расскажи мне, Дурьодхана, каково наше нынешнее положение, и ты, Карна, расскажи мне, каким оно тебе представляется.

Дурьодхана сказал:

— Прежде всего мы должны использовать опытных, заслуживающих доверия брахманов, чтобы вбить клин меж сыновьями Кунти и сыновьями Мадри. А может быть, нам удастся богатейшими дарами подкупить царя Друпаду, его сыновей и советников, а затем сказать им: «Вы должны все отречься от царя Юдхиштхиры, сына Кунти». А может быть, удастся убедить Пандавов навсегда обосноваться в царстве Друпады. С этой целью придется объяснить им все невыгоды их пребывания здесь, так чтобы Пандавы сами пришли к решению отделиться от нас.

Было бы хорошо, если бы какие-нибудь очень умные, опытные в таких делах люди рассорили Пандавов; умело используя их привязанности, они могли бы восстановить против них Кришну, дочь Друпады. Я полагаю, что это было бы нетрудным делом, ведь она одна, а их так много. Они могли бы также попытаться восстановить Пандавов против Драупади, а затем разлучить ее с ними.  Очень важно было бы тайно умертвить Бхимасену, о царь, ибо он несомненно сильнейший из них всех. Лишившись его, о царь, они лишились бы и своей смелости, силы и энергии. И они не стали бы бороться за свое царство, ибо он их опора и прибежище.

Арджуна непобедим в сражении только до тех пор, покуда со спины его охраняет Бхима. Но без него Арджуна будет стоить лишь одну четвертую такого бойца, как Карна. Сознавая, что без Бхимы вся сила будет на нашей стороне, они погибнут, даже не оказав сколько-нибудь достойного сопротивления. Если же Пандавы явятся сюда, если они согласятся признать наше верховенство, тогда мы сокрушим их одним ударом, с полной верой в непогрешимость нашего замысла. Можно также подыскать прекрасных, сводящих с ума женщин, которые соблазнили бы их один за другим, и Драупади, конечно, разлюбила бы их.

А можно послать за ними Карну, сына Радхи, и нанять платных убийц, чтобы те разделались с ними по дороге сюда. Необходимо, покуда еще не слишком поздно, сразу же осуществить один из этих замыслов. Однако все эти замыслы осуществимы лишь до тех пор, покуда Друпада, этот бык среди царей, не проникся еще к ним полным доверием, как только их союз с Друпадой упрочится, они станут неосуществимы. Таково мое мнение, отец, проистекающее из убеждения, что мы должны надеть узду на Пандавов. Скажи, что ты думаешь, сын Радхи. Верно или ошибочно мое мнение?

Карна, сын Радхи, сказал:

— Боюсь, что твои суждения не совсем точны, Дурьодхана. О царевич Куру, с Пандавами нельзя совладать предлагаемыми тобой способами. Ты уже применял различные хитрости, мой герой, но так и не смог совладать с ними.  Они жили здесь у тебя, о царь, [казалось бы, беспомощные] словно дети или бескрылые птенцы, но ты так и не смог одолеть их. Теперь же у них отросли крылья, они добились силы и процветания, обрели [надежных] союзников и стали во всех отношениях зрелыми мужами. Ни один из предлагаемых тобой способов не годится, чтобы одолеть Пандавов. Таково мое мнение, о верный друг. Складывается впечатление, будто в них воплощена воля Провидения; привить им какие-то пороки невоможно; к тому же теперь они настороже и полны желания вернуть себе свое родовое царство.

Нечего и думать о том, чтобы посеять среди них раздор; они все любят свою единственную жену и ни за что не захотят разлучиться с ней. Да и никакие хитрости не смогут оторвать от них Драупади. Она выбрала Пандавов еще в то время, когда они бедствовали, но теперь все их беды позади! Женщинам нравится, когда их поддерживают и защищают многие мужчины. Именно в таком положении находится Драупади, и она ни за что не захочет расстаться со своими мужьями.

Царь Друпада — доброчестивый человек с благородной душой; он не из тех царей, что одержимы жаждой богатства. Я уверен, что он не отрекся бы от сыновей Кунти, даже если бы ему посулили целые царства. Его сын столь же благороден, как и отец, и очень сильно привязан к Пандавам. Поэтому я и заключаю, что нам не одолеть Пандавов подобными способами.

О лучший из людей, мы можем сделать только одно: покуда Пандавы не успели пустить глубокие корни, — напасть на них, о царь. Надеюсь, что ты одобришь замысел, основанный на доблести, [а не на всяческих кознях].  Численно мы значительно превосходим Пандавов; поэтому, выбрав подходящий момент, следует напасть на них. Тут нечего и раздумывать. Покуда мы все еще превосходим их в количестве колесниц и конных воинов, а также в количестве друзей, вели, о боголюбивый сын Гандхари, немедленно выступить в поход против них! Именно сейчас, когда царь Панчалы и его могущественные сыновья не подозревают, что им может грозить опасность, начни против них войну. Ибо ради Пандавов, о царь, Кришна готов пожертвовать великими богатствами, разнообразными радостями жизни, да и всем Своим царством.

Только силой великий муж Бхарата завоевал землю, только применив силу Индра смог покорить все три мира. Все восхваляют доблесть и мощь воинов, ибо долг героев, благородный царь, — мужественно использовать свою силу.

Со своим четырехкратным превосходством, о царь, мы разобьем войско Друпады, быстро захватим в плен Пандавов и приведем их сюда. Никакие улещания, никакие дары или взятки, никакие попытки достичь своего с помощью раздора не помогут восторжествовать над Пандавами. Поэтому мы должны победить их мужеством и силой! Когда ты победишь их своей отвагой, ты сможешь подчинить себе всю эту землю. Я не вижу другого способа достичь исполнения нашего замысла, о повелитель людей.

Шри Вайшампаяна сказал:

Выслушав этот совет Карны, сына Радхи, могущественный Дхритараштра поблагодарил его и после короткого размышления сказал:

— О сын суты, вполне естественно, что ты, будучи великоумным, превосходно владеющим оружием мужем, произнес слова, призывающие явить отвагу в сражении. Но было бы лучше, если бы Бхишма, Дрона и Видура вместе с вами двоими разработали мудрейший замысел, который увенчался бы желанным для нас успехом.

Знаменитый Дхритараштра тут же созвал всех этих советников, о царь, и они начали обсуждать [как поступить в этом случае].

Бхишма сказал:

— Ни при каких обстоятельствах я не могу одобрить войну с сыновьями Панду, ибо, без всякого сомнения, я люблю Панду и его семью столь же сильно, как и Дхритараштру. Я питаю те же чувства к сыновьям Кунти, что и к сыновьям Гандхари, и считаю своим долгом, — это, кстати, и твой долг, Дхритараштра, — защищать их. Я несу такую же ответственность за благополучие Пандавов, как и царь Дхритараштра, как и ты, Дурьодхана, и все другие Куру. Да и все прочие твои подданные должны всячески помогать и заботиться о них.

Принимая во внимание все это, я никак не могу одобрить войну с ними. Куда разумнее помириться с этими героями и тотчас же возвратить им законное царство, царство их отца и предков, величайших из Куру. Дурьодхана, сын мой, ты считаешь это царство землей твоих праотцев, то же самое считают и Пандавы. Если суровые духом Пандавы не унаследовали этого царства, то почему оно должно принадлежать тебе или другому из Бхаратов? Если у тебя есть право на царство, то, по моему разумению, их право куда бесспорнее, о благородный Бхарата.

Мы должны проявить добросердечие и отдать им половину царства, ибо это несомненно послужит на благо всем его гражданам. Если мы поступим иначе, то это не принесет нам ничего хорошего, ты только, без сомнения, покроешь свое имя несмываемым позором. Ты должен беречь свою добрую славу, ибо добрая слава приносит с собой величайшее могущество. Недаром говорят, что жизнь человека, утратившего добрую славу, лишается всякого смысла. Человек живет, Каурава, только до тех пор, покуда сохраняет добрую славу; погубив свою добрую славу, о сын Гандхари, он губит и свою жизнь. Ты должен строго соблюдать этот закон благочестия, ибо таков обычай семьи Куру. О мощнорукий, твои поступки должны быть достойны твоих предков и самого тебя. Только волей Небес можно объяснить то, что Пандавы и их мать Притха все еще живы. И только волей Небес можно объяснить то, что козни злочестивого Пурочаны были расстроены, а сам он погиб.

С тех пор, как я услышал, что Кунти заживо сгорела в огне, Дурьодхана, у меня нет сил смотреть в лицо людям. А ведь молва обвиняет в этом злодействе не столько Пурочану, сколько тебя, о тигр среди людей. То, что они остались в живых, спасает твою честь от греховного пятна. В самом деле, видеть Пандавов живыми — большая радость. Теперь, когда эти герои живы, даже Индра Громовержец не может лишить их законной части отцовского царства. О дитя Куру, все они преданны священному закону, превыше всего они чтут волю Божию, и вот эти царевичи самым беззаконным образом изгнаны из царства, владеть которым у них есть такое же право, как и у любого из вас. Если вы намерены соблюдать религиозный закон, если вы считаетесь со мной и если вы заботитесь о благе мира, вы должны отдать им половину этого царства.

Дрона сказал:

— Друзья Дхритараштры были созваны на совет, дабы выработать практические предложения, которые укрепят твою добродетель и добрую славу, о государь. Я придерживаюсь того же мнения, что и великий духом Бхишма.  Пандавам следует отдать равную часть царства. Так требует наш вечный религиозный закон. Мы должны послать к Друпаде приятноречивого человека, который подарит от твоего имени богатые драгоценности Пандавам, о Бхарата.  Посланец должен отправиться немедленно, захватив с собой ценные дары, которые побудят Друпаду проявить ответную щедрость.

Посланец должен будет объяснить, что наше объединение принесет с собой огромные выгоды и процветание, ты мог бы сказать то же самое, Дхритараштра. Он должен будет вновь и вновь разъяснять Друпаде и Дхриштадьюмне, что вы с Дурьодханой были бы очень обрадованы таким объединением, о Бхарата.

После того, как будут заглажены все обиды, нанесенные сыновьям Кунти и Мадри, следует вновь и вновь объяснять необходимость и выгоды единства.

По твоему повелению, могучий царь, посланец подарит от твоего имени Драупади сверкающие золотые украшения, подобающие дары должны быть предложены и всем сыновьям Друпады, всем Пандавам и Кунти. Как только Друпада и Пандавы будут полностью умиротворены, посланец, приводя соответствующие доводы, постарается уговорить их вернуться в Хастинапур. Если герои примут это предложение, надо выслать великолепный эскорт во главе с Духшасаной и Вакарной, который будет сопровождать их в пути. После того, как ты, о благородный царь, воздашь им должные почести, а все жители царства выскажут им благопожелания, они займут место своих отцов. Я считаю, что Бхишма прав, когда говорит, что именно так ты и твои сыновья должны вести себя по отношению к Пандавам, ибо после смерти отца они являются также и твоими сыновьями.

Карна сказал:

— Эти два советника, исполняя свои так называемые обязанности, всегда стремились к собственному обогащению и возвышению. Что же тут удивительного, что они не могут или не хотят дать хороший совет? Как человек, утверждающий, будто заботится лишь о благе других, может убедить честных людей, когда он действует с грязной душой, из скрытых побуждений? Это лишний раз доказывает, что, когда то, что мы ценим, находится под угрозой, наши мнимые друзья не могут ни помочь нам, ни повредить, ибо и в счастье и в горе все зависит лишь от судьбы.

Мы слышали от людей осведомленных, что некогда в царском дворце магадских венценосцев жил царь по имени Амбувича. Этот умалишенный царь вел жалкое существование; а все государственные дела за него исполняли советники.  Истинным властителем страны стал один из советников по имени Махакарни, который, воображая, что все воины подчинены теперь его власти, стал презирать царя. Глупец захватил все привилегии и богатства царя, включая его женщин и драгоценности. Но захваченное лишь разожгло его алчность и, забрав в свои руки все, он захотел, чтобы его по всей форме провозгласили царем. Но как ни старался, он так и не смог отобрать трон у умалишенного царя, который вел жалкое существование; вот что рассказывают люди осведомленные. Стало быть, пребывание этого царя на престоле было предопределено самой судьбой.

Если тебе суждено владычествовать царством, стало быть, ты и будешь владычествовать, о царь. Весь мир увидит, что верховная власть принадлежит тебе, а не кому-либо другому. Но если же судьбой предопределено иное, никакие старания не увенчаются успехом. Поэтому, ученый человек, ты должен принимать во внимание честность или бесчестие тех, кто дает тебе советы, и ты должен знать, кто дает тот или иной совет — люди низкие или свободные от всякой злобы.

Дрона сказал:

— Мы знаем, какова цель этих слов, в которых проявилась твоя подлость, ты завидуешь Пандавам и хочешь, чтобы мы тоже заразились этой черной завистью. Я предлагаю то, что, без сомнения, полезнее всего для процветания и благоденствия династии Куру. Если ты считаешь, Карна, что я предлагаю нечто недостойное, скажи нам, какой путь ты считаешь наилучшим для благополучия этой династии. Мое предложение не только самое легкоосуществимое, но и соответствует духу религии; если же будет избран какой-нибудь другой путь, в скором времени древняя династия Куру погибнет. Таково мое убеждение.

Мудрость Видуры

Шри Видура сказал:

— Царь Дхритараштра, указать тебе наилучший путь — несомненно долг твоих родственников, но слова недолго сохраняются в памяти тех, чьим желаниям они не соответствуют. Благороднейший из Куру, Бхишма, сын Шантану, посоветовал, как лучше всего поступить, но ты отвергаешь его советы, о царь. Точно так же Дрона объяснил, каким образом мы можем достичь величайшего блага, однако сын суты, Карна, не считает его советы полезными для тебя.

Сколько я ни раздумываю, о царь, я не вижу среди твоих друзей лучших, чем эти два, подобных львам человека — Бхишма и Дрона, точно так же, как я не вижу никого мудрее их. Эти двое превосходят всех не только годами, но и мудростью и ученостью, и они беспристрастны, благородный царь, как по отношению к тебе, так и по отношению к Пандавам. Своим правдолюбием и преданностью долгу они не уступают, о Бхарата, ни Господу Раме, ни царю Гайи, тут нет никаких сомнений. С самого начала они не произнесли ни одного недоброжелательного слова, и они никогда не причиняли тебе никакого вреда. Эти два тигра среди людей, которых преданность истине делает победителями [везде и во всем], дали тебе самые лучшие советы. Оба они обладают подлинной муростью, о царь, ибо они — наилучшие среди людей, и я непоколебимо убежден, о сын Куру, что они не сказали ни единого слова лжи, особенно по отношению к тебе.  Эти два исполненных благочестия человека никогда не станут ради денег принимать ту или иную сторону. Они желают тебе величайшего блага, о Бхарата.

Едва ли можно сомневаться, государь, что сыновья твоего возлюбленного брата Панду менее дороги тебе, чем твои собственные сыновья, старший из которых — Дурьодхана. Если твои советники настолько глупы, что предлагают поступить им во вред, то они просто не понимают, в чем состоит твое благо. И если в глубине души, о царь, ты ощущаешь пристрастие к своим сыновьям, эти советники, заметив твое пристрастие, конечно, не окажут тебе необходимой помощи.

Эти два блистательных, великих духом человека явили полное беспристрастие, о царь, однако ты так и не убежден их доводами. Эти два властителя людей высказали мнение, что Пандавы неодолимы, и это самоочевидная истина, о тигр среди людей, это самоочевидная истина в твоей жизни, и да поможет тебе благословение Господне понять эту истину. Возможно ли победить в сражении прекрасного Арджуну, когда этого пламенного духом бойца не может одолеть сам Индра? Громадный и могучий Бхимасена обладает силой десяти тысяч слонов. Даже боги, о царь, не могут победить его в битве. То же самое можно сказать и о близнецах, которые сражаются с неумолимой рассчитанностью сынов смерти. Кто из желающих жить посмеет бросить им вызов на поле войны? А как можно осилить в бою старшего Пандаву, в котором неумолимая напористость, воля к победе сочетаются с милосердием, всепрощением и правдолюбием.

Кто сможет, в войне с ними, избежать поражения, если на их стороне — Господь Баларама, Господь Кришна — их личный советник, а рядом с ними в бою стоит Сатьяки? Друпада — отец их [общей] жены, а его сыновья, героические братья во главе с Дхриштадьюмной, приходятся им шуринами.  Зная, что они неодолимы, и что по древнему священному закону они имеют первое право на престол своего отца, ты должен относиться к ним со всей справедливостью.

Твоя честь, о государь, опорочена великим вероломством Пурочаны, ты должен, дабы смыть с себя это пятно, явить свое милосердие Пандавам.  Друпада — могущественный царь, давно уже имеющий зуб против нас; союз с ним укрепил бы нашу сторону. К тому же есть много могучих воинов из рода дашархов, которые всегда выступают на стороне Шри Кришны, поэтому победа всегда достается Кришне. Если поставленной цели можно достичь добрыми словами, о царь, только человек, проклятый Провидением, будет стремиться добиться ее с помощью войны. Жители городов и деревень уже прослышали, что Пандавы живы, все жаждут видеть их. Удовлетвори их стремление, о царь.

Дурьодхана, Карна и Шакуни, сын Субалы, склонны к неблагочестивым поступкам, ибо смотрят на все порочными глазами и все еще не вышли из детства. Не верь их словам. Сам ты, царь, хороший человек, но я давно уже предсказал, что злые козни Дурьодханы погубят наш народ.

Дхритараштра сказал:

— Мой дорогой Видура, сын Шантану, — ученый человек, а Дрона — возвышенный духом мудрец. Оба объяснили, в чем состоит [мое] высочайшее благо, истина говорит и твоими устами. Без сомнения, в соответствии с религиозным законом эти героические воители в той же мере являются моими сыновьями, как и сыновьями Панду и Кунти. Нет также сомнения, что сыновья Панду имеют такое же право на это царство, как и мои родные сыновья.

Видура Кшаттар, со всем подобающим почтением приведи сюда Пандавов и их мать, а также, о Бхарата, прекрасную, как богиня, Драупади. Хвала Небу, сыновья Кунти живы. Хвала Небу, жива и наша Кунти. Хвала Небу, эти маха-ратхи завоевали руку и сердце Драупади. По милости Провидения мы все сможем достичь процветания, по воле Неба Пурочана сам стал жертвой своего злодеяния. О великославный брат, я благодарю Бога за то, что Он рассеял мою величайшую заботу.

Шри Вайшампаяна сказал:

Дорогой Бхарата, по велению Дхритараштры Видура отправился поговорить с царем Друпадой и Пандавами. Видура хорошо знал все священные писания, хорошо знал и свой долг и умел его исполнять. Достигнув дворца Друпады, он с подобающим терпением дождался аудиенции; царь принял его, как предписано религиозным законом о гостеприимстве, оба они почтительно осведомились о здоровье и благополучии друг друга.

Затем Видура повидался с Пандавами и Шри Кришной, ласково обнял их и также расспросил о здоровье и делах, все ли идет хорошо. Они в свой черед с большим уважением приветствовали Видуру, человека необычайно умного и ученого, и Видура, следуя велению Дхритараштры, вновь и вновь с большой любовью справлялся у детей Панду об их здоровье и жизни, счастливы ли они или нет, он передал Пандавам, Кунти и Драупади, о царь, а также Друпаде и его сыновьям посланные им Кауравами драгоценности и другие богатые дары. Затем, в присутствии Пандавов и Господа Кришны Кешавы, многоученый Видура со всем достодолжным смирением обратился к Друпаде с такими словами:

— О царь, вместе с моими советниками и сыновьями соблаговоли меня выслушать. Дхритараштра, вместе с его сыновьями, советниками и близкими приближенными, с чувством большого удовлетворения желает вам здоровья и счастья, о царь, он передает, что питает искреннюю любовь к тебе и твоей семье. Точно так же ученейший Бхишма, сын Шантану, и все Кауравы очень надеются слышать, что вы все здоровы и преуспеваете во всех делах, они посылают вам свои искренние приветы. Великий лучник Дрона, сын Бхарадваджи, считает себя вашим верным другом и передает свои поклоны и искренние пожелания благополучия.  Дхритараштра, о царь Панчалы, отныне породнился с тобой, он и все Кауравы уверены, что это пойдет им на пользу. Даже приобретение нового царства не доставило бы им такой радости, как то, что они породнились с тобой, о Яджнасена. Веря в искренность этих слов, благоволи отпустить со мной Пандавов, ибо Куру очень хотят видеть законных наследников Панду. Эти могучие герои долгое время отсутствовали, и, конечно, и они и Притха будут очень рады увидеть свой город. И все благородные госпожи Куру сгорают от нетерпения видеть Кришну, панчальскую царевну. В ожидании не только весь город, но и вся страна.

Вели же немедленно, господин, чтобы сыновья Панду выехали вместе со своей женой, ибо именно с этой целью я и прибыл сюда. О государь, как только ты отпустишь возвышенных духом Пандавов, я тотчас же отправлю к Дхритараштре самых быстрых гонцов, чтобы они предварили его о возвращении сыновей Кунти с их женой Кришной.

Друпада сказал:

— О мудрейший Видура, со своей стороны я также очень рад, что отныне мы породнились, мой господин. Было бы хорошо, если бы эти великие мужи возвратились домой, но говорить им, чтобы они уехали, я не вправе. Вот когда героический сын Кунти — Юдхиштхира, посоветовавшись с Бхимасеной, Арджуной и двумя могучими близнецами, примет решение, — при том непременном условии, что Господь Кришна и Баларама дадут Свое согласие, — тогда-то они и могут отправиться в путь. Кришна и Баларама — два подобные тиграм божественные личности, Они знают религиозные принципы и всемерно заботятся о счастье и благополучии Пандавов.

Юдхиштхира сказал:

— Мы и все наши приближенные целиком в твоей власти, о царь, и с радостью выполним любое твое веление, ибо знаем, как ты нас любишь.

Шри Вайшампаяна сказал:

Господь Кришна молвил:

— Вам следует вернуться, если таково будет и решение царя Друпады, ибо он хорошо понимает все религиозные принципы.

Царь Друпада сказал:

— Великорукий герой дашархов, Господь Кришна, — Верховная Личность [Бога], и я полностью согласен с Его мнением, что наступило время для возвращения Пандавов. Нет никакого сомнения, что сыновья Кунти так же дороги мне, как и Господу Кришне. Уже если Сам Господь Кришна Кешава, подобная тигру [Божественная] Личность дал совет, какой лучше всего путь избрать, Юдхиштхира, сын Дхармы, не станет раздумывать, столь непоколебима его вера в Кришну.

Шри Вайшампаяна сказал:

Итак, с дозволения великого душою Друпады, Пандавы, Шри Кришна и великоумный Видура вместе с Драупади-Кришной и прославленной Кунти отправились в нетрудный путь к городу Хастинапуру, то и дело останавливаясь на привал.  Когда Дхритараштра услышал о предстоящем прибытии героев, он послал Кауравов приветствовать и принять Пандавов. Навстречу им вышли великий лучник Викарна, Читрасена и самый великий из лучников Дрона и Крипа Гаутама; герои маха-ратхи, в сопровождении столь возвышенных духом людей, во всем своем блистающем великолепии, медленно въехали в Хастинапур.

Великий город приветствовал их с праздничным ликованием, радость его обитателей была тем сильнее, что долгое время они горько оплакивали Пандавов как погибших. Горожане любили царевичей и в стремлении показать им свою любовь при их появлении разражались громкими криками. Пандавы слышали их [приветственные] слова, и эти слова проникали в самую глубь их сердец.

— Он возвратился к нам — [великий] знаток доброчестия, этот тигр среди людей, столп справедливости, доныне защищающий нас, как родных детей. Нет сомнений, что сегодня махараджа Панду возвратился к нам из любимого леса, дабы явить свою любовь! Свершилось важнейшее событие: к нам вернулись те, кого мы любим более всех, героические сыновья Кунти, наши истинные защитники. Да воздастся нам за то, что мы раздавали подаяние, свершали жертвоприношения и святые подвиги, да пребудут Пандавы в этом городе сто осеней!

Пандавы припали к ногам Дхритараштры, к ногам великого духом Бхишмы и других почтеннейших старейшин и, расспросив о благополучии всех горожан, по приглашению Дхритараштры отправились в отведенные им покои. После короткого, совместно со Шри Кришной отдыха, их позвали к себе Дхритараштра и Бхишма.

Дхритараштра сказал:

— Каунтея, ты и твои младшие братья внимательно меня послушайте. Отныне все распри меж вами, царевичами, должны прекратиться. Вы посе’литесь в краю Кхандава Прастха. Там вас, живущих под защитой Бхимы, никто не посмеет беспокоить, как никто не смеет тревожить богов, защищенных громовой стрелой Индры. Отныне вам принадлежит половина царства, поселитесь же там, где я сказал: в Кхандава Прастхе.

Шри Вайшампаяна сказал:

Повинуясь этому повелению, Пандавы поклонились царю и направились в этот устрашающий лесной край. Приняв под свою власть половину царства, эти лучшие из людей поселились в краю Кхандава Прастха. Ведомые Кришной, они отправились в свои новые владения, и там, не теряя времени, достигающие успеха во всем, за что бы ни взялись, Пандавы построили прекрасный город, напоминающий небесные города.

Для постройки города они выбрали неоскверненное священное место, затем, во главе с Двайпаяной Вьясой маха-ратхи свершили обряды, долженствовавшие принести мир и безопасность их новым владениям. Произвели необходимые обмеры, составили план и начали строить город. Новый город был окружен широкими, как море, рвами, обнесен сверкающе белыми стенами, которые вздымались так высоко в небо, что казались грядами белых облаков или белоснежными вершинами. Этот богатейший город соперничал своей красотой с Бхогавати, дивной подземной столицей нагов.

Доступ в город преграждали огромные двойные ворота, своим грозным видом напоминавшие крылья Гаруды; над воротами возвышались башни, которые также походили на гряды облаков или горы Мандара. Из-за городских стен, подобно раздвоенным языкам змей, высовывались смертоносные копья и метательное оружие [многочисленной] стражи. Ряды крепостных башен охраняли всегда готовые отразить нападение воины. Для защиты города служили огромные крючья, способные убить сразу по сто человек, для его украшения использовались решетки с мистическими узорами. Очертания этого сказочного города походили на гигантские металлические диски.

Широкие городские дороги были так хорошо распланированы, что почти исключались какие бы то ни было столкновения; кругом было множество нарядных белых дворцов. Этот город, известный под названием Индрапрастха, своей красотой напоминал небесное обиталище; казалось, он парит над землей, словно стая пронизанных молниями туч. Здесь в этом чарующем, ничем не оскверненном краю, обиталище законных правителей Куру своим богатством и роскошью напоминало столицу Куберы, хранителя космической сокровищницы. И тогда, о царь, сюда потянулись брахманы, величайшие из всех ведических ученых, знатоки всех языков, здесь они с удовольствием селились.

Со всех сторон в город стали прибывать предприимчивые торговцы, за ними последовали опытнейшие ремесленники и художники. Кругом были разбиты парки и сады, засаженные плодо- и цветоносными деревьями — такими, как манго, тропическая слива, нипа, ашока, пуннага, нага-пушпа, лакуча, хлебное дерево, шала, пальма, кадамба, бакула и жасмин. Деревья были пленительно разубраны цветами и клонились под бременем сочных плодов. Были тут и разросшиеся амалаки, лодхры, великолепные анколы, розовые яблоки, паталы, кубджаки, пышные атимуктаки, каравиры, небесные париджаты и многие другие деревья. В любое время года деревья изобиловали плодами и цветами, на них гнездились всевозможные красивые птицы. В безумной страсти кричали павлины, их пение смешивалось с пением словно бы вечно околдованных кукушек.

Все дома сверкали зеркальной чистотой, вокруг них под сенью цветущих лоз прятались садовые беседки. Все дома, стоявшие на предназначенной для них территории, отличались чудесным разнообразием, на вершинах соседних холмов находились различные места развлечений, не было недостатка и в прудах, наполненных чистейшей водой.

Над всеми, что там были, баснословными озерами плыло благоухание цветущих лотосов, в их водах грациозно плескались лебеди, красивые утки и чакраваки. В тени окрестных лесов прятались многочисленные, заросшие лотосами пруды и небольшие, необыкновенно привлекательные водоемы. Живя в этой великой стране, среди добрых и честных соседей, Пандавы наслаждались жизнью все более и более.

После того как Бхишма и царь Дхритараштра восстановили принципы справедливости, пятеро Пандавов постоянно жили в краю Кхандава Прастха.  Великославный город, гордившийся тем, что в нем живут пятеро лучников, которые своим величием равны Индре, затмевал великолепием Бхогавати, великую столицу нагов.

Некоторое время могучий Кришна жил с Пандавами, но затем Он попрощался с ними, о царь, и вместе с Баларамой вернулся в город Дварака.

Сунда и Упасунда

Царь Джанамеджая сказал:

— О подвижник, чем же занимались благородные Пандавы после того, как основали свое царство со столицей в Индрапрастхе? Все они были моими прадедами, эти великие мужи, но как могла такая благочестивая женщина, как Драупади, иметь пятерых мужей? И как могли такие возвышенные духом царевичи иметь своей общей женой Драупади, обходясь при этом без раздоров? Дорогой мудрец, я хочу, чтобы ты подробно рассказал обо всем: как они договаривались меж собой и как строили свои отношения с Драупади?

Шри Вайшампаяна сказал:

Пандавы были истыми тиграми среди людей, воителями, буквально испепелявшими врагов, но они были благородными и являли смирение перед старшими; с дозволения Дхритараштры они счастливо жили с Драупади в своем новом царстве. Воссев на престол, могущественный Юдхиштхира, непреклонный в своем правдолюбии, вместе с братьями правил страной в соответствии с законом благочестия. Побеждая своих врагов, преданные правде и справедливости, ученейшие сыновья Панду жили там в величайшей радости. Восседая на бесценных царских тронах, эти лучшие из людей делали все для удовлетворения нужд своих подданных.

Однажды, когда эти великие мужи восседали на тронах, к ним явился боголюбивый мудрец Нарада, и Юдхиштхира тотчас же уступил ему свой красиво изукрашенный престол. Когда божественный риши уселся, Юдхиштхира по обычаю преподнес ему аргхью, а затем предложил свое царство. Нарада был очень доволен столь почетным приемом, и благословив царя, пожелав ему преуспеяния, сказал:

— Садись на свой трон.

Получив разрешение Нарады, царь Юдхиштхира сел и тут же велел передать Драупади: «К нам прибыл святой.»

Услышав эту весть, Драупади быстро привела себя в порядок и с большим благоговением отправилась в тронный зал, где Нарада сидел вместе с Пандавами. Припав к ногам божественного риши, эта благочестивейшая женщина, дочь Друпады, продолжала стоять перед ним, молитвенно сложив руки; одета она была, как подобает целомудренной женщине.

Величайший из мудрецов, неизменно правдивый и поглощенный духовной жизнью, осы’пал царевну различными благословениями, после чего боголюбивый Нарада сказал этой безупречной женщине:

— Ты можешь идти.

После ухода Кришны, оставшись наедине с Пандавами во главе с Юдхиштхирой, боголюбивый мудрец сказал им:

— Достославная панчальская царевна является вашей законной общей женой, поэтому вам следует придерживаться правил, исключающих всякие раздоры меж вами. Хорошо известно, что некогда жили два брата-дайтьи Сунда и Упасунда; они были так тесно сплочены, что никто в трех мирах не мог справиться с ними. Они делили меж собой одно царство, один дом, одно ложе, одно седалище и ели из одного блюда. Но в конце коцов они убили друг друга из-за апсары Тилоттамы. Ваша дружба, пусть и самая крепкая, нуждается в защите.  Юдхиштхира, ты должен следить, чтобы меж вами не было никаких распрей.

Юдхиштхира сказал:

— О великий мудрец, чьими сыновьями были два этих дайтьи — Сунда и Упасунда? Как возник меж ними раздор и каким образом они убили друг друга? Два брата в полном умопомрачении убили друг друга, обуреваемые страстью к апсаре по имени Тилоттама. Расскажи мне, чьей дочерью была эта небесная дева. О мудрец-подвижник, ты возбудил в нас величайшее любопытство, и мы хотели бы слышать эту историю в точном изложении и со всеми подробностями.

Нарада Муни сказал:

— Услышь от меня, Юдхиштхира, сын Притхи, вместе со своими братьями, эту древнюю историю в точном изложении и со всеми подробностями. Давным-давно дайтьями правил один из потомков великого демона Хираньякашипу, могучий и могущественый демон Никумбха. У него было два сына, наделенные необычайной силой и ужасающей неустрашимостью. Эти двое ничего не делали по отдельности, только сообща. Всячески угождая друг другу и словами и делами, братья вели себя так, как если бы это был один дайтья, разделенный надвое. Их сила все более и более возрастала, во всех своих делах они проявляли единую волю и постепенно их воля сосредоточилась на одной-единственной цели — покорить все три мира.

Приобщившись к ведической науке, они отправились в горы Виндхья и там предались невероятно суровым подвигам. Очень долгое время, одержимые честолюбием, они не отклонялись от пути самообуздания. Ходили в одежде из древесной коры, отпустили длинные косматые волосы и, употребляя очень мало еды и воды, доводили себя до крайнего истощения. Ноги у них были облеплены грязью, и в конце концов они стали питаться лишь воздухом. Они подолгу стояли на цыпочках, с поднятыми руками, глядя немигающими глазами и принося в жертву куски собственной плоти, и свято соблюдали свои обеты.

Две горы Виндхья в конце концов так разогрелись от жаркого огня их подвигов, что изрыгнули целые тучи дыма. Это было поразительное зрелище.  Даже боги были напуганы [чудовищной] одержимостью, с которой двое братьев свершали свои подвиги, и стали всячески препятствовать их подвижничеству. Вновь и вновь они пытались соблазнить братьев, посылая им драгоценности и женщин, но те твердо держались своих обетов, соблюдая их со всей решимостью.

Тогда боги прибегли к магии: братья вдруг увидели перед собой своих сестер, мать, тетей, жен и других родственников, всех их, с копьем в руке, преследовал свирепый ракшас. Испуганные женщины с распущенными волосами, с болтающимися украшениями, с ниспадающими одеждами убегали от ракшаса, взывая к двоим братьям:

— Спасите нас! Умоляем, спасите нас!

Но верные своим обетам, братья продолжали заниматься подвижничеством. Они не позволяли отвлечь себя от святого дела, не испытывали никакого сострадания, и вскоре вся сцена вместе с женщинами и ракшасом исчезла.

Наконец к двум великим демонам явился Праотец всех миров, Господь Брахма, и предложил им исполнить любое их желание. Оба брата Сунда и Упасунда были непоколебимы в своей решимости и, увидев перед собой создателя и Праотца, сложив вместе ладони, они в один голос сказали ему:

— Если Праотец удовлетворен нашим подвижничеством, то пусть он дарует нам знание магии, умение владеть оружием и способность изменять свой телесный облик. И если господь действительно доволен нами, то пусть он дарует нам бессмертие.

Праотец сказал:

— Вам будет даровано все, чего вы просите, кроме бессмертия. Сами изберите себе свою смерть, как поступают даже боги. Вы свершали свои суровые подвиги для достижения определенной материальной цели, а путем стремления к материальной цели никогда нельзя достичь бессмертия. Вы посвятили себя подвижничеству ради завоевания вселенной и поэтому, о властители дайтьев, я не могу исполнить ваше желание.

Сунда и Упасунда сказали:

— Мы хотим, чтобы во всей вселенной нам не угрожало ни одно существо: движущееся или недвижущееся. А если нам суждено погибнуть, о Праотец, то только друг от друга.

Праотец сказал:

— Обещаю вам: ваше желание будет исполнено в точности. И погибнете вы так, как хотите.

Нарада Муни сказал:

— Подарив им этот дар и велев им воздержаться от дальнейшего подвижничества, Праотец возвратился на свою планету, Брахмалоку.  Двое могучих дайтьев также отправились домой, ибо, получив просимые ими дары, они стали неуязвимыми во всех материальных мирах. Видя, что великие дайтьи добились исполнения желаний, все их приближенные и родственники, сильно обрадованные, устроили празднество в их честь. Сбрив косматые волосы, дайтьи надели короны, украсились бесценными драгоценностями и облачились в чистейшие одеяния. Властители дайтьев и их родственники в неурочное время отпраздновали полнолуние, они с величайшим наслаждением удовлетворили все свои желания.

— Ешьте! Пируйте! Непрерывно веселитесь! Пойте, все пойте! Пейте! Берите все, что хотите, — это ваше! — Везде, в каждом доме раздавались такие веселые крики, дайтьи пили как никогда прежде, громко хлопая в ладоши, и весь город был преисполнен небывалого ликования. Властители дайтьев могли теперь по желанию изменять свой телесный облик, и они всячески развлекались, применяя эту свою способность. Год за годом пролетали для них как один день.

Нарада Муни продолжил:

— Как только празднество закончилось, Сунда и Упасунда в своем стремлении покорить все миры созвали совет и собрали все свое войско.  Близкие друзья, старейшины дайтьев и советники попрощались с ними; и свершив перед началом похода подобающие обряды, дабы он был благополучным, глухой ночью, под созвездием Магхи, во главе большой объединенной армии дайтьев, вооруженной палицами, копьями с трехлезвийными наконечникаи и пиками, они отправились в путь.

Двое братьев были полны уверенности в себе, по пути они слышали восхваления мистических чаранов, распевавших боевые песни, способствующие удаче и победе. Двое дайтьев взмыли в небесное пространство, ибо они, по своему желанию, могли передвигаться где угодно и, одержимые воинственным пылом, направились прямо в обиталище богов. Узнав о том, что они прибыли, и хорошо помня о даре, дарованном им Брахмой, оставив свое небесное обиталище, боги вознеслись на Брахмалоку. Одаренные необычайной отвагой и силой, братья покорили планету Индры, разгромили полчища якшей и ракшасов и подчинили себе все небесные существа.

Затем великие демоны покорили нагов, живущих в своем подземном царстве, и всех обитателей океана, после чего победили целые народы млеччхов.  Затем они принялись упорно завоевывать землю, устанавливая над нею свою ужасную власть. Созвав всех своих воинов, они в яростном безумстве дали им такое жестокое повеление:

— Сила и энергия богов, так же, как и их богатства подпитываются великими священными жертвами и приношениями святых царей и брахманов, являющихся таким образом врагами демонов. Мы должны отыскать и убить их всех.

Отдав это повеление своим воинам, стоявшим на восточном берегу великого океана, эти двое стали рыскать по всех направлениях, непреклонные в своем жестоком решении. Оба могучих дайтьи яростно нападали на всех брахманов, которые свершали жертвоприношение в честь Верховного [Господа] или руководили другими, занятыми тем же делом. Дерзко врываясь в обители прозревших свою истинную суть мудрецов, воины дайтьев гасили священные костры, бросая пылающие поленья в воду. Когда высокие духом мудрецы в ярости проклинали их, эти проклятия не производили никакого действия на братьев, которые совершенно обезумели от возможностей, открывшихся перед ними благодаря дару Брахмы.

Видя, что их проклятия, подобно стрелам, отскакивающим от камня, не производят никакого действия, брахманы покинули свои обители и бежали [куда глаза глядят].

Даже те, кто достиг совершенства в подвижничестве, полностью обуздал свои чувства и был исполнен миролюбия, вынуждены были в страхе перед двумя демонами бежать, как змеи стараются ускользнуть от Гаруды. Когда обители, эти центры духовной культуры, были разгромлены, от них остались только валяющиеся на земле священные сосуды, ложки и другие предметы религиозного культа, весь мир опустел, как будто его опустошило смертоносное Время.

Когда святые цари и мудрецы все попрятались в страхе, два могучих дайтьи, одержимые жаждой убийства, превратились в двух обезумевших, с висками, сочащимися влагой, слонов. Одичало рыская кругом, они отправляли всех, кого обнаруживали в их потайных убежищах, к богу смерти.

Затем они превратились в двух львов, в двух тигров и наконец стали невидимыми. Применяя все эти хитрсти, озверевшие дайтьи продолжали отыскивать и убивать мудрецов везде, где их находили. По всей плодоносной земле прекратились жертвоприношения и изучение священных писаний, во множестве казнили воинов и жрецов, перестали устраивать праздничные богослужения, некому было делать приношения. Сама земля, казалось, рыдала от боли и ужаса.  Прекратилась всякая торговля, перестали исполняться все обязанности перед Богом, исчезла красота священного брака.

Никто уже не пахал, не пас коров, города и обители подвергались опустошению, усыпанная костями и скелетами земля представляла собой ужасающее зрелище. Не свершали поминальные обряды, не звучали вдохновенные храмовые песнопения. Страшно было смотреть на искаженный гримасой ужаса лик мира.

Видя злодейства Сунды и Упасунды, луна, солнце, планеты, звезды, созвездия, а также все небожители пришли в крайнее отчаяние. Таким образом, покорив своими злодеяниями все стороны света и перестав встречать какое-либо сопротивление, оба дайтьи поселились в Курукшетре.

Нарада Муни продолжил:

— Все высшие боголюбивые мудрецы и достигшие совершенства сиддхи были возмущены столь жестокими злодействами. Сострадая вселенной, эти святые, которые, укротив свой ум и чувства, обуздали гнев, направились в обиталище Праотца и увидели его, восседающего среди богов, окруженного сиддхами и ведическими мудрецами. Тут были Индра, Шива, бог огня, ветер, солнце, луна, Дхарма и Будда, сын луны.

Были тут и вайкханасы, валакхильи, ванапрастхи, питающиеся лучами солнца маричипы, а также аджи (неродившиеся) и авимудхи (необольщенные) и отшельники теджогарбхи. Все эти мудрецы собрались, чтобы повидать Праотца, Брахму. Великие мыслители рассказали Брахме о злодеяниях Сунды и Упасунды — что именно они сделали, как сделали и в какой последовательности. Ничего не утаили они от Брахмы. Затем сонмы богов и высших мудрецов стали просить Праотца, чтобы тот немедленно избавил мир от этого бедствия. Выслушав их, Праотец на мгновение задумался, а затем решил, как поступить в этом случае. Он дал свое разрешение на убийство этих двух братьев и призвал к себе небесного зодчего Вишвакарму. Когда тот явился, Праотец повелел ему:

— Создай неотразимо соблазнительную женщину!

Так повелел величайший из всех отшельников, и Вишвакарма с поклоном принял это повеление. После тщательного обдумывания, упорно трудясь, он создал небесную деву. Так искусен был Вишвакарма, что сумел соединить в одной женщине привлекательнейшие черты всех движущихся и недвижущихся существ, обитающих в трех мирах, наделив члены этой женщины красотой бесчисленных драгоценых каменьев. Его создание отличалось небесной стройностью и великолепием, сочетав в себе все, что ни есть прекрасного в драгоценых каменьях.

С величайшим тщанием создал Вишвакарма свою небесную деву, и ни одна женщина во всех трех мирах не могла сравниться с этой, наделенной необыкновенной статью и красотой лица. Так дивно хороша была она собой, что во всем ее теле, даже в крошечной его части, не было ни одного изъяна, который мог бы привлечь к себе внимание.

Как сама богиня процветания, она обладала прекраснейшим сверкающим телом, которое покоряло глаза и сердца всех живых существ.  Вишвакарма создал ее из мелких и крупных частиц драгоценных каменьев, поэтому она была наречена Тилоттамой — «прекраснейшей женщиной, созданной из частиц».

Праотец сказал:

— А теперь, Тилоттама, отправляйся к Сунде и Упасунде и своим необычайно красивым телом возбуди в них желание, добрая женщина. Веди себя так, чтобы меж ними разгорелся спор, кому обладать твоим совершенным телом, и чтобы они вступили из-за тебя в схватку.

Нарада Муни сказал:

— Да будет так, — согласилась она, поклонилась Праотцу и почтительно обошла богов слева направо. Господь Брахма, великий правитель вселенной, сидел на юге, обратив свой лик на восток, боги сидели на севере, мудрецы сидели вокруг них. Когда она, описывая свой круг, обходила вокруг них, Индра и Стхану напрягали все силы, чтобы сохранить самообладание, но Стхану сильно возжелал видеть ее, и когда она проходила возле него, [у него] с южной стороны появилось еще одно лицо, с загнутыми ресницами. Когда она проходила сзади него, появилось еще одно лицо, сзади. Когда она проходила с севера, появилось еще одно лицо. У великого Индры по всему телу, с обоих боков, спереди и сзади, стали появляться большие красные глаза, и так продолжалось, покуда их не стало целая тысяча. Вот так великий господь Стхану сделался четырехликим, а Индра, убийца Балы, тысячеглазым. Глаза всех богов и мудрецов неотступно следовали за Тилоттамой. Все эти прославленные святые мужи, за исключением величайшего бога — Праотца, не сводили глаз с тела этой женщины. Видя ее безупречную красоту, все боги и могущественные мудрецы пришли к заключению, что то, чего они хотели, сбылось. Когда Тилоттама отправилась выполнять данное ей повеление, хранитель этого мира разослал сонмы богов и мудрецов по их обиталищам.

Нарада Муни продолжил:

— Покорив весь этот обширный мир, два демона правили вселенной с холодной расчетливостью, ибо, после того как они осуществили свой замысел, у них не осталось никаких соперников и они могли ничего не страшиться.  Особенно большое удовлетворение доставило им то, что они захватили все драгоценности и сокровища богов, гандхарвов, якшей, нагов, земных царей и ракшасов.

Так как над ними не было никого, кто мог бы запретить им что-либо или бросить вызов, они прекратили все свои усиленные старания и просто наслаждались жизнью, как два бессмертных бога. Весело проводя время со множеством женщин, облачаясь в ожерелья и цветочные гирлянды, душась тончайшими благовониями, вкушая лучшую еду и запивая ее горячащими душу напитками, купаясь в роскоши, они черпали высочайшее удовольствие. В своих личных покоях, в лесистых парках, садах и горных рощах, везде, во всех местах, отрадных смертным, они предавались наслаждениям, как вечно живущие боги.

Однажды они развлекались в роще ярко цветущих деревьев шала, на каменистом плато среди гор Виндхья. Для двух братьев сюда было доставлено все, что только приносит небесное удовольствие, и они радостно восседали со своими женищнами на богато изукрашенных седалищах.

Женщины веселили их музыкой, танцами и песнями, в которых прославляли их подвиги, а затем подсели ближе, готовые предаться чувственным утехам. Вот тогда-то и появилась Тилоттама, одетая в короткое сари из красной ткани, которое подчеркивало красоту ее тела. Срывая цветы карникара, что росли вдоль берега реки, она постепенно приближалась к двум могучим дайтьям.  Они пили отменные крепкие напитки, и когда заметили своими налившимися кровью глазами статную девушку, то почувствовали сильное волнение. Братья вскочили и поспешили к тому месту, где она остановилась. Оба испытывали безумное желание обладать этой красавицей. Сунда схватил деву с прекрасным челом за правую руку, Упасунда — за левую руку. Братья были опьянены и красотой девы и своей силой. К тому же у них кружились головы от выпитого и от собственных богатств и сокровищ.

Пораженные всеми этими различными видами безумия, они, насупившись, уставились друг на друга. Не помня себя от вожделения, они ожесточенно заспорили.

— Она будет моей женой и твоей наставницей, — заявил Сунда.

— Она будет моей женой и твоей невесткой, — упрямо ответил Упасунда.

В ярости они кричали друг другу:

— Она не твоя, а моя!

Желая во что бы то ни стало заполучить красавицу, они схватились за свои ужасные булавы и, обезумев от вожделения, принялись колошматить друг друга, крича:

— Она будет моей! Будет моей!

От взаимных тяжелых ударов они все в крови замертво повалились наземь, где лежали, точно упавшие с небес два блистательных солнца, после чего все женщины и все скопище демонов, дрожа от пережитого потрясения и страха, попрятались в своем подземном мире — Патале.

Затем для осмотра сцены гибели двух братьев явился Праотец с богами и великими мудрецами, и этот чистый духом господь воздал Тилотамме должное. Брахма предложил исполнить любое ее желание, и она сказала, что для нее высшее удовольствие — преданно служить Господу Брахме. Польщенный Праотец сказал ей:

— Блистательная дева, отныне ты будешь свободно обитать в мирах богов, и так ярко будет исходящее от тебя сияние, что никто не сможет без труда различить тебя.

Даровав Тилоттаме исполнение ее желания, Праотец всех материальных планет доверил правление тремя мирами Господу Индре, а сам возвратился на свою планету — Брахмалоку.

Вот так тесно сплоченные братья, придерживавшиеся во всем единого мнения, в ярости убили друг друга из-за Тилоттамы. Я рассказываю эту историю из любви к вам, являющимся славой династии Бхаратов. Если хотите порадовать меня, постройте свой совместный брак так, чтобы он не привел к схватке из-за Драупади.

Шри Вайшампаяна сказал:

Вняв совету великого мудреца Нарады, возвышенные духом Пандавы немедленно уселись в круг, о царь, и в присутствии великомогущественного божественного риши Нарады, заключили меж собой такое соглашение: «Если кто-нибудь из нас уединится с Драупади, а другой нарушит это уединение, то нарушитель должен будет удалиться в лес на двенадцать месяцев, все это время соблюдая обет безбрачия».

Пандавы строго придерживались религиозного пути, великий муни Нарада был доволен заключенным ими соглашением и отправился в желанную ему сторону. Установив, по настоянию Нарады, эти правила, Пандавы в своих взаимных делах старались не нарушать соглашения, о Бхарата.

Posted in Махабхарата.